22-06-2021 13:43

Первый день войны. Из воспоминаний жителей Курганинского района

22 июня 1941 года Земля содрогнулась от страшного удара- началась война. День 22 июня 1941 года стал первым из 1418 дней жесточайших испытаний нашего народа.
В 12 часов дня по радиостанциям страны обратился к народу заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров, нарком иностранных дел В.М. Молотов: «...сегодня, в 4 часа утра, без
предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке
со своих самолетов наши города: Житомир, Севастополь, Киев, Каунас и некоторые другие.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!».
Страна еще не знала о вероломном нападении фашистской Германии, но уже едкий дым пожарищ поднимался над городами нашими, уже появились первые тысячи безутешных матерей,
осиротевших детей.
В те тревожные июньские дни 1941 года пограничники ощущали нарастающее напряжение. Они первыми приняли страшный удар на себя. Их-то гитлеровцы, в общем-то, не брали в расчет.
Приняли и выстояли. Небольшие пограничные заставы сдерживали часами и сутками натиск вдесятеро превосходящих сил врага. Падали, захлебываясь кровью, молодые парни в зеленых
фуражках, но вновь, израненные, вставали к пулеметам, бросались в яростные штыковые атаки, выбивали фашистов с родной земли.
Порой справиться с маленьким гарнизоном захватчикам было труднее, чем в другой стране с целой армией. Одна Брестская крепость стоила фашистам дороже, чем вся война за Францию.
Этот день стал вехой для всех: одни отмечали свою свадьбу, не думая, что через несколько часов жених-муж уйдет от свадебного стола в маршевую роту, мать прижимала к груди крохотное
тельце сына, спешила уехать, другие шли в военкоматы, чтобы стать на защиту Родины, а есть и те, которые уже сражались с захватчиками. Великой болью, горем и состраданием откликнулось
слово «война» в сердце каждого человека на территории нашей великой Родины.

АЛЕКСЕЕНКО ЗОЯ ПЕТРОВНА: «К началу войны мне еще не исполнилось и десяти лет, но день 22 июня помню хорошо. Это было воскресенье, и на поселковом стадионе должен был состояться футбольный матч. Папа взял меня с собой. Помню нарядных оживленных людей, гремит духовой оркестр, улыбки. Шутки, смех, а главное мороженое, из-за него и стремилась на стадион детвора. Началась игра. Не помню, сколько она продолжалась (мы с подружками уплетали мороженое и щебетали о чем-то своем), запомнилась вдруг наступившая тишина, какой-то ропот среди людей. Игра на поле прекратилась. И какой-то мужчина, выйдя на середину поля, взволнованно сообщил, что на нашу страну ранним утром напала Германия. Началась война. Он попросил спокойно расходиться по домам. Но покой с этой минуты закончился, как закончилось и счастливое детство. Дома нас встретили мама и её сестра, чей сын служил в Красной Армии в г. Лиепая, в Латвии. Он был пограничником. Помню заплаканное лицо тети, тревогу в глазах мамы и утешительные слова отца: «Не волнуйтесь, это ненадолго. Красная Армия остановит и быстро разобьет врага».

Тревога родителей передалась и нам, детям. Во дворе большого дома, где жило двенадцать семей, вечером было непривычно тихо: не бегали, не играли дети, не звучала музыка, не топились печи, никто не готовил ужин. Все сидели у радиоприемников, ждали сообщений из Москвы. Соседка по квартире, украдкой вытирая слезы, собирала какие-то вещи для мужа. Завтра он уходил на фронт, как и многие мужчины из нашего дома.

... И потянулись дни, полные тревоги, страха за ушедших на фронт, за нас, детей, полные лишений, особенно в месяцы полугодовой оккупации».

АНТОНОВ ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: «В воскресенье, 22 июня, работали на сенокосе, во время отдыха на полевом стане по репродуктору услышали о начале войны».

АРСЕНОВА ЕВГЕНИЯ МИНЕЕВНА: «Начало войныпомню как сейчас. Стоял сплошной плач. Через нашу деревнюшли солдаты, отца забрали на фронт в первый же день. Я бежалаза отцом через всю деревню и ревела. Отец меня любил, я была одним ребенком в семье».

БЕЛЯЕВА ЕЛЕНА ЗАХАРОВНА: «Сдавала последний Государственный экзамен в Ростовском библиотечном техникуме, когда услышала по радио, что началась война».

БИРЮКОВ МИХАИЛ ИЛЬИЧ: «О начале войны узнал, когда сдавал последний Государственный экзамен в Ростовском пединституте».

ГАЙДУКОВ ПЕТР ТРОФИМОВИЧ: «Весть о войне застала меня на Шапсугском водохранилище, где играл в духовом оркестре».

ГОРЯЧКУН ИВАН АНИСИМОВИЧ: «Первый день войны застал меня в поселке Балаханы (Азербайджан), куда прибыл с группой электросварщиков. Разместили нас в двух общежитиях.Мы хорошо отоспались и готовились 22 июня, в выходной, к
очередному познавательному походу. Вдруг вбегает наш товарищ из соседнего общежития и кричит: «Ребята, война!». Этот парень страдал сочинительством всяких небылиц, розыгрышей, и мы подумали, что и на этот раз он разыгрывает нас и накинулись на него с тумаками. Но он, со слезами на глазах, уже тихо: «Правда, ребята. Германия вероломно напала на нас. В 12 часов по радио будет выступать Молотов». И мы гурьбой побежали к радиоприемнику. Так для меня начался первый день войны».

ЕВТУШЕНКО МАРИЯ ПЕТРОВНА: «Когда началась война, мне было 15 лет. Помню, я сажала цветы, под Ленинградом и помню, как было прохладно и почему-то очень тревожно».

ЗЕРКО ДМИТРИЙ ЕФИМОВИЧ: «22 июня 1941 года я был в городе Дубоссары. Выходной день, офицеры собрались отдыхать. А тут налетели самолеты с крестами и стали бомбить».

КОВАЛЕВА ИННА ИВАНОВНА: «Выехав за город, весело с одноклассниками, со своим учителем по военному делу отмечала свой выпускной. И когда мы возвращались, распевая веселую песню, еще не зная о начале войны, жители поселка смотрели на нас с большим удивлением и осуждением. Когда нам сказали, что началась война, мы побежали в город, а на дороге уже стояла жена нашего физорга с повесткой на фронт для мужа».

КУШНАРЕНКО МИХАИЛ АРСЕНТЬЕВИЧ: Великую Отечественную войну встречал, как и Финскую, на границе, в г.Выборге, где залечивал свои раны. 22 июня ко мне на квартиру пришел посыльный с повесткой срочно прибыть в военкомат (а у меня в кармане билет в кино). В военкомате мне дали машину, в которую сели 30 солдат, и мы направились по Хельсинскому шоссе к заставе. По дороге нас обстреляли из засады, двое были убиты. Так для меня началась война 22 июня, в 14-00».

ЛАВРЕНТЬЕВ АНДРЕЙ ФЕДОРОВИЧ: «В г. Зеленодольске Татарской республики встретил первый день войны. Слезы, горе и большой патриотический порыв».

МАЛИНОВСКАЯ ЕВДОКИЯ ВАСИЛЬЕВНА: «Утром понесла мужу завтрак на вокзал, а он мне говорит: «Война началась, сейчас митинг будет». Колонны людей на митинг подтянулись со всего района».

НИЗОВЦЕВА ГАЛИНА ТИМОФЕЕВНА: «В воскресенье, 22 июня, во время сдачи последнего экзамена объявили, что началась война».

ПИЛЮГИНА ПРАСКОВЬЯ ЛАВРЕНТЬЕВНА: «Хорошо помню, в этот день, первый день войны, забрали на фронт моего мужа».

ТЮЛЮСОВА МАРИЯ ИВАНОВНА: «Бежали с ребятами на Лабу - купаться, зашли в парк, там висело радио, по которому объявили о начале войны. Все сразу разбежались по домам - сообщить ужасную новость, так как дома радио ни у кого не было. Сколько было крика, слез на всех улицах!».

ХАРИТОНОВ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ: «22 июня был в центре, когда объявили по радио о начале войны. У всех мужчин, женщин, стариков, детей вид был траурный».

ХРОМЫХ ВАСИЛИЙ ЕФИМОВИЧ: «Хорошо помню день начала войны. Мать послала меня в центр, в сельмаг - купить рис. Был воскресный день, 11 часов утра. Прибежал в магазин, а там женщины плачут: «Война!». Когда вернулся домой, мама уже
тоже знала и плакала».

ЦАТУРЯН НИКОЛАЙ КАРАПЕТОВИЧ: «В первый день войны все работали в поле. Слезы, крики, как и в любом месте, в этот день, казалось, были нескончаемыми».

ШВАИКО ВЕРА КОНСТАНТИНОВНА: «Воскресенье, 22 июня 1941 года. Я с подружками с утра собралась пойти в центр - погулять, но возникли домашние дела, и мы собрались лишь к обеду. К этому времени моя мама уже слышала о начале войны. Было страшно. Мы, сверстники, встретились в районе улицы Коммунистической и, попрощавшись друг с дружкой, договорились встретиться после окончания войны».

Этот день разделил жизнь нашего поколения на когда «все еще живы» и когда «повзрослевшие девочки и уцелевшие мальчики» в двадцать лет станут ветеранами. День, проклятый миллионами матерей и отцов, жен, вдов и невест, детей-сирот, войной искалеченными.

Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой.

Что выдал общую беду
На всех, на все четыре года.